Перейти к основному содержанию

Викторов Георгий Александрович (1925 - 1974)   

Викторов Г.А.

Георгий Александрович родился в 1925 г. в семье учителей в г. Егорьевске Московской области, но вся его недолгая и нелегкая жизнь прошла в основном в столице. Здесь оп учился в средней школе, а с наступлением Великой Отечественной войны в 16 лет добровольно пошел на строительство оборонных сооружений. Окончив среднюю школу экстерном в 1942 г., он в том же году поступил на заочное отделение Биологического факультета МГУ, но университетский диплом получил много позже, предварительно познав суровую солдатскую науку: с 1943 по 1946 год он служил в Советской Армии сначала на Центральном, затем на 2-м Дальневосточном фронтах. Пребывание в армии в военные годы наложило глубокий отпечаток на его характер и мировоззрение, научило любить человека и жизнь во всех ее проявлениях и быть нетерпимым к фальши и несправедливости.


Георгий Александрович был прирожденным энтомологом и еще школьником прекрасно знал подмосковных насекомых, занимаясь в зоологическом музее МГУ под руководством Г.А. Костылева. Поэтому неудивительно, что вернувшись в МГУ после демобилизации, он выбрал кафедру энтомологии, по которой и окончил университет в 1951 г. Как блестящего ученика его оставили в аспирантуре, и через три года он защитил кандидатскую диссертацию по паразитам бобовой огневки в Нижнем Поволжье, высоко оцененную известным гименоптерологом членом-корреспондентом АН СССР В.В. Поповым, его наставником и старшим другом. С тех пор Георгий Александрович завоевал известность крупнейшего в стране специалиста по систематике и кологии наездников-ихневмонид, любовь к которым сохранил до конца своих дней.

После непродолжительного периода работы Георгия Александровича в Зоологическом музее МГУ, в 1955 г. профессор Д.М. Федотов пригласил его в Институт эволюционной морфологии АН СССР в свою лабораторию для изучения вредной черепашки. В этой лаборатории, с 1966 г. возглавлявшейся самим Георгием Александровичем, развернулся его исследовательский и организаторский талант. Несмотря на то, что по вредной черепашке уже было проведено много превосходных исследований, он сумел сказать новое слово.
Чувство нового, глубокое знание литературы позволили ему наметить и осуществить серию оригинальных исследований, сведенных в монографию "Проблема динамики численности насекомых на примере вредной черепашки" (изд. "Наука", 1967 г.), ставшей ныне настольной книгой энтомологов и экологов. За год до выхода монографии из печати он блестяще защищает ее как докторскую диссертацию и становится признанным авторитетом среди отечественных экологов, изучающих динамику популяций, и среди работников в области биологического метода защиты растений.

Продолжая изучать механизмы регуляции численности насекомых, Георгий Александрович совместно со своими учениками перешел в последние годы на новый объект, сосредоточив внимание на динамике популяций рыжего соснового пилильщика в Хоперском заповеднике.

Георгий Александрович любил педагогическую работу и был любимым профессором. Его оригинальные ежегодно обновляемые курсы сельскохозяйственной энтомологии и экологии энтомофагов с восторгом слушали не только студенты, но и сотрудники кафедры энтомологии, а также слушатели факультета повышения квалификации при МГУ. Лучшие студенты и кандидаты в аспиранты стремились работать под его руководством.

Наряду с научной и педагогической деятельностью Георгий Александрович выполнял огромную научно-организаторскую работу. С полной отдачей сил он сотрудничал в редакции "Зоологического журнала", став незадолго перед кончиной его главным редактором. Широкая биологическая эрудиция позволяла Георгию Александровичу безошибочно оценивать и умело редактировать статьи разнообразного профиля.

Работая в экспертной комиссии по зоологии ВАК, сначала ее членом, а затем заместителем председателя, Георгий Александрович завоевал славу справедливого, но требовательного эксперта, зорко следящего за качеством диссертаций и чуждого страху расплаты за бескомпромиссность.

Заслуги Георгия Александровича перед отечественной наукой по достоинству оценила Академия наук СССР, избрав его в 1972 г. своим членом-корреспондентом. Он был заместителем председателя Секции биологических методов Отделения защиты растений ВАСХНИЛ, членом редакционной коллегии "Энтомологического обозрения", членом методического совета Всесоюзного общества "Знание", членом нескольких ученых советов, а также консультировал работы энтомологов многих научных учреждений.
Георгий Александрович развивал свою синтетическую теорию динамики численности насекомых, исходя из представлений о многообразии регуляционных механизмов, связанных с уровнем плотности популяции. По его концепции, колебания численности естественных популяций автоматически регулирующийся процесс, нивелирующий случайные отклонения, происходящие под действием тех или иных факторов.

Ряд работ Георгия Александровича посвящен различным аспектам экологии паразитов вредных насекомых: их пищевой специализации, взаимоотношению с хозяевами. Интересен его оригинальной взгляд на происхождение и эволюцию паразитизма у перепончатокрылых. В области систематики он успел пересмотреть ранг и объем нескольких крупных таксонов ихневмонид и описать новые роды и виды. Совсем недавно Георгий Александрович со своими сотрудниками обнаружил видоспецифичные запахи у взрослых хозяев, привлекающие их паразитов. Выделенный экстракт хозяина стимулирует поисковую активность паразитов и в перспективе может быть использован как средство управления поведением энтомофагов в биологической борьбе с вредителями.

Георгий Александрович многократно выезжал за границу, где достойно представлял нашу науку и страну. С 1960 г. он участвовал в четырех международных энтомологических конгрессах (в Вене, Лондоне, Москве, Канберре); по специальным приглашениям читал доклады в Англии и ГДР. Он представлял СССР в популяционной комиссии Международной экологической комиссии и был соавтором интернациональной сводки "Теория и практика биологической борьбы", издающейся Academic Press. Всех, кто общался с Георгием Александровичем, поражали его эрудиция; трудолюбие, неизменное желание помочь делом и советом, защитить в случае несправедливого ущемления.

Он был эрудирован в области биоценологии, эволюционной теории, систематики, статистического анализа, фаунистики и флористики многих районов пашей страны. Тонко и самозабвенно он чувствовал и любил природу. Не менее глубоко увлекало Георгия Александровича искусство: художественная литература, музыка, живопись. Все это привлекало к Георгию Александровичу людей, в особенности молодежь. Георгий Александрович всегда объединял вокруг себя, вдохновлял на труд и был готов в счастливую минуту поддержать веселье. Немного таких людей, как Георгий Александрович; автор был счастлив быть его другом, испытать на себе обаяние его личности. Друзья и многочисленные ученики сохранят воспоминания о Георгии Александровиче — человеке и ученом. Надолго сохранятся его выдающиеся научные труды и воплощенный в делах пример служения науке и гражданскому долгу.