Перейти к основному содержанию

Николай Николаевич Дислер (1900–1977)


Николай Николаевич Дислер. Родился в 1900 г. В годы Гражданской войны служил в Красной Армии. В 1924 г. окончил 1 МГУ, с 1924 по 1930 гг. обучался в аспирантуре при МГУ, а затем 2 года в аспирантуре АН СССР. В ЛЭМ пришел в 1932 г. на должность старшего научного сотрудника. В 1946 г. защитил кандидатскую диссертацию, в 1961 г. – докторскую. Награжден двумя орденами Знак Почета. С 1961 по 1977 гг. возглавлял Лабораторию экологической эмбриологии ИМЖ.

Н.Н. Дислер о своей работе под руководством А.Н. Северцова к 50-летию ЛЭМ

Начать, видимо, следует с того, как я пришел в лабораторию Алексея Николаевича. Было это весной 1921 года. Я, тогда начинающий студент, вместе со своей сестрой и Л. Прасоловой постучал в дверь лаборатории морфологии Московского университета. Меня рано начали интересовать общие проблемы биологии. Лекции Алексея Николаевича по теории эволюции, которые я в то время слушал очень меня увлекли. В тот день дверь нам открыл А.А. Машковцев, который сказал: «Я распахнул дверь в храм науки». И мы вошли.

В то время лаборатория морфологии была мало посещаемой. В ней работали кроме А.А. Мошковцева Б.С. Матвеев, В.В. Васнецов, С.Г. Крыжановский, А.И. Кривецкий, Е.Г. Габричевский, Н.В. Розанов. Но уже через несколько лет лаборатория стала очень популярной среди студентов и многие стремились выполнить исследование под руководством А.Н. Северцова.

В лаборатории господствовала обстановка, располагавшая к научному творчеству. Этому способствовал прежде всего сам Алексей Николаевич, который интересовался ходом исследований всех сотрудников. Он заходил в лабораторию почти ежедневно, внимательно просматривал препараты, рисунки, делал замечания, радовался успехам. Существенную роль в жизни лаборатории играл коллоквиум, на котором заслушивались доклады сотрудников и учеников. В их обсуждении руководящее значение имели высказывания Алексея Николаевича. Коллоквиум северцовской лаборатории пользовался широкой известностью в научных кругах. А на нем с докладами выступали П.К. Анохин, А.Г. Гурвич, М.М. Воскобойников, И.А. Аршавский, П.П. Сушкин и многие другие.

Вскоре после того, как я освоил анатомические и гистологические методы исследований, Алексей Николаевич предложил мне тему по развитию акуловых рыб. Эта тема полностью совпадала с моими интересами, и я с увлечением стал изучать стадии развития электрического ската. Очень скоро обнаружилось, что в развитии ската проявляются особенности, характерные для развития акул. Таким образом нашло подтверждение предположение Алексея Николаевича о родстве этих групп пластинчатожаберных рыб. В дальнейшем я выполнил еще ряд работ под руководством Алексея Николаевича – по развитию некоторых элементов жаберного аппарата, тем самым приняв участие в разрешении сложной проблемы происхождения челюстноротых. Одна из этих работ, по развитию фарингомандибуляре у некоторых видов акул, результаты которой были опубликованы в виде статьи, была зачтена мне за дипломную работу при окончании университета в 1924 году. После этого я несколько лет был аспирантом Алексея Николаевича и в 1930 году вошел в состав ЛЭМ.

В организации ЛЭМ большую роль сыграл Борис Степанович Матвеев, бывший в то время ассистентом А.Н. Северцова. Благодаря организаторским способностям, ему удавалось преодолевать многие трудности формального характера. Дело осложнялось еще тем, что Президиум Академии находился тогда в Петрограде. Сам Алексей Николаевич не любил всякого рода бумажные дела и в этом отношении всегда полагался на Бориса Степановича.

А.Н. Северцов, создатель школы эволюционных морфологов, всегда с большим вниманим относился к теоретическим проблемам биологии. В теоретическом наследии Алексея Николаевича непосредственное положительное значение имеют его основные филогенетические исследования позвоночных животных и отдельных систем органов, в которых он выступает последовательным борцом за историзм в биологии, против полифилии и обратимости развития. В теоретических исследованиях, пытающихся вскрыть закономерности индивидуального развития – в теории филэмбриогенеза и в теории ароморфоза. А.Н. Северцов в идейном отношении близок к немецкой натурфилософии. Эти теории имеют положительное значение как искания биологической мысли на определенном этапе ее развития.

Одним из важнейших событий двадцатых годов, повлиявших на развитие теоретических представлений в биологии, было проникновение в область изучения явлений природы философии диалектического материализма. Популяризация диалектических представлений в послеоктябрьский период способствовала раскрытию метафизической сущности традиционных, господствовавших в биологии идей немецкой натурфилософии. В этом отношении много сделали ученики А.Н. Северцова, вслед за учителем много внимания уделявшие изучению философских проблем. Поэтому, естественно, что именно в созданной им школе идеи философии диалектического материализма нашли среду для развития.

Представление о внутреннем противоречии, как движущей силе развития. Конкретизированное в понятии единства организма и среды, становится исходным в исследованиях большинства морфологов школы А.Н. Северцова. Развитие положений диалектического материализма в области развития живого составляет существо теоретических работ учеников А.Н. Северцова – С.Г. Крыжановского и В.В. Васнецова.

Обобщая огромный фактический материал по развитию рыб разного происхождения и положения в системе, В.В. Васнецовым была создана теория этапности развития рыб, а С.Г. Крыжановским – теория экологических групп рыб. Эти теории, созданные на основе диалектико-материалистического понимания биологических явлений, позволяют по-новому, более углубленно, подойти к решению вопросов рыборазведения и акклиматизации новых пород рыб в наших водоемах.

Сегодня большая теоретическая и практическая ценность обобщений С.Г. Крыжановского и В.В. Васнецова общепризнана, созданные ими теории плодотворно развиваются и находят последователей не только у нас в стране, но и за рубежом. Многие работы этого направления публикуются в международном журнале Development Biology of Fishes.

Награжден в 1976 г. Премией имени А.О. Ковалевского* за серию работ по теме "Эколого-морфологические закономерности развития органов чувств системы боковой линии рыб".

*Присуждается c 1994 за выдающиеся работы в области биологии развития, общей, сравнительной и экспериментальной эмбриологии беспозвоночных и позвоночных животных