Перейти к основному содержанию

История биологической науки в истории академического здания на Ленинском проспекте в Москве

Здание института

Статья В.В. Рожнова, СВ.В. Найденко "История биологической науки в истории академического здания на Ленинском проспекте в Москве"  вышла в журнале "Историко-биологические исследования", Том 13, №1, 2021 года. Приводим ниже текст статьи. 

История многих институтов Отделения биологических наук РАН тесно связана со зданием в Москве, расположенным по адресу Ленинский проспект, 33. Это здание имеет не только историческое значение (в нём работали выдающиеся отечественные биологи ХХ в.), оно имеет ещё и культурную ценность как один из хорошо сохранившихся образцов архитектурного стиля конструктивизма. В статье рассматривается история постройки и эксплуатации здания в связи с включением его в список выявленных объектов культурного наследия.

Ключевые слова: Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, история Отделения биологических наук РАН, архитектура, конструктивизм, объект культурного наследия, библиотека ОБН РАН.

Большой Калужской улице Москвы по планам 30-х гг. XX в. предстояло стать главным научным проспектом столицы СССР. Предполагалось, что вся она будет сплошь застроена зданиями научных институтов, библиотеками, музеями, было выбрано место для ботанического сада и Президиума Академии наук. Грандиозным планам не суждено было реализоваться полностью, но строительство было начато, и на Большой Калужской улице выросли здания многих научно-исследовательских институтов самых разных отраслей науки. Сейчас эта улица называется Ленинский проспект, большинство зданий на нём сохранилось и продолжает использоваться. Но некоторые были утрачены и их место сейчас занимают другие.

Совсем недалеко от площади Гагарина практически сплошные линии домов, стоящих вдоль Ленинского проспекта, на одной стороне прерываются решетчатой оградой, за которой шумит Нескучный сад, а на другой, напротив, чуть в глубине, за деревьями, кустами сирени и цветочными клумбами, возвышается необычное трёхэтажное здание с асимметричным фасадом и большими окнами.

В этом здании работали многие выдающиеся учёные-биологи: основоположник эволюционной морфологии животных академик Алексей Николаевич Северцов; зоолог, эмбриолог, теоретик эволюционного учения академик Иван Иванович Шмальгаузен; генетик, ботаник, биогеограф и селекционер академик Николай Иванович Вавилов; ботаник, биогеограф, президент Академии наук СССР академик Владимир Леонтьевич Комаров; основатель школы советских биохимиков академик Алексей Николаевич Бах и его соратник, создатель теории возникновения жизни на Земле из абиотических компонентов, академик Александр Иванович Опарин; один из создателей космической биологии биохимик академик АН СССР и АН Армянской ССР Норайр Мартиросович Сисакян; биохимик и физиолог, создатель концепции гематоэнцефалического барьера, первая женщина — действительный член АН СССР Лина Соломоновна Штерн; энтомолог, основоположник отечественной почвенной зоологии, биолог-эволюционист академик Меркурий Сергеевич Гиляров; паразитолог, основоположник гельминтологии в СССР академик Константин Иванович Скрябин и другие. О них напоминают многочисленные мемориальные доски на фасаде здания.

Такое количество известных учёных, работавших в этом здании по адресу: Ленинский проспект, 33, связано с тем, что когда-то здесь размещались многие академические биологические институты. Одному из них, Институту проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова Российской академии наук, на чьём балансе теперь находится это здание, в конце 2019 г. исполнилось 85 лет со дня основания.

Создание этого академического Института стало результатом активного развития в нашей стране исследований по эволюционной морфологии, которые велись в начале XX в. в Институте сравнительной анатомии Московского университета под руководством профессора А.Н. Северцова, известного учёного в области эволюционной теории, установившего на основании изучения морфологии позвоночных животных ряд общих закономерностей эволюционного процесса. За создание этого нового направления в биологии — эволюционной морфологии, в ноябре 1920 г. он был избран действительным членом Академии наук и с этого времени созданное А.Н. Северцовым направление стало развиваться под её эгидой. В 1930 г., ещё до переезда Академии наук в Москву, была организована Лаборатория эволюционной морфологии Академии наук, которая, согласно договорённости с Московским университетом, со всеми сотрудниками продолжала оставаться в Институте сравнительной анатомии, разделившемся на Лабораторию эволюционной морфологии Академии наук и Лабораторию морфологии Научно-исследовательского института зоологии Московского университета. Располагались обе лаборатории в здании Московского университета на Большой Никитской улице, в котором сейчас находится Зоологический музей МГУ.

При переезде Академии наук из Ленинграда в Москву в 1934 г. (Переезд Академии наук…, 1997) Лаборатория эволюционной морфологии академика А.Н. Северцова по предложению Президиума Академии была объединена с Палеозоологическим институтом академика А.А. Борисяка и преобразована в Институт эволюции животных с включением в его состав Палеозоологического музея (протокол № 18 заседания Президиума Академии наук СССР от 05.10.1934). В декабре того же года вновь созданный Институт был объединён с морфологическим отделением Лаборатории экспериментальной зоологии и морфологии академика Н.В. Насонова в общий комплексный Институт эволюционной морфологии и палеозоологии (ИЭМП) (протокол №26 заседания Президиума Академии наук СССР от 14.12.1934) и из помещений университета переехал на Большую Калужскую улицу (так тогда назывался нынешний Ленинский проспект), где с тех пор и находится. Вся дальнейшая история Института, который ещё несколько раз менял своё название, связана с этим зданием. В этом же здании протекает научная работа и ряда других научных подразделений Отделения биологических наук РАН.

Работа академика А.Н. Северцова была очень высоко оценена советской общественностью, правительством и партией и ещё при его жизни, в ознаменование 70-летия со дня рождения и 45-летия научной деятельности, ЦИК СССР присвоил Институту эволюционной морфологии, которым руководил Алексей Николаевич, его имя.

В 1937 г. к Институту эволюционной морфологии им. А.Н. Северцова были присоединены две входившие в Биологический институт им. К.А. Тимирязева лаборатории: лаборатория сравнительной физиологии профессора X.С. Коштоянца и лаборатория экспериментальной зоологии ученика А.Н. Северцова академика И.И. Шмальгаузена, который стал его преемником и возглавил весь Институт.

Таким образом, в 1937 г. сформировался крупный комплексный Институт, в котором были три сектора: сектор эволюционной морфологии, сектор экспериментальной морфологии и сектор эволюционной физиологии. Перед Институтом была поставлена задача дальнейшей разработки общих закономерностей эволюционного процесса в индивидуальном и филогенетическом развитии, используя морфологический, экспериментальный и физиологический методы.

Следует отметить, что переезд в Москву Академии наук в 1934 г. был отмечен серьёзными структурными изменениями в Биологической ассоциации (БАС), прообразе сегодняшнего Отделения биологических наук РАН (ОБН РАН), и входящих в неё институтах, о чём свидетельствует выписка из уже упоминавшегося протокола того времени:

Протокол № 18 Заседания Президиума Академии Наук СССР от 5-го октября 1934 г.

Председательствовал — ак. В.П. Волгин.

Присутствовали: Члены Президиума — ак. А.П. Карпинский, ак. В.Л. Комаров, ак. А.А. Борисяк, ак. А.С. Орлов, ак. Г.А. Надсон. Академики — А.А. Рихтер, С.И. Вавилов, А.Е. Ферсман, И.М. Губкин. Чл.-корресп. П.М. Никифоров. Приглашенные — т.т. Евлампиев, А.Я. Флаум, Семченко, Б.И. Сегал, Г.А. Ковда.

9. Доложен план структуры учреждений Биологической Ассоциации.

Постановлено:

1/ Лабораторию Эволюционной Морфологии и Палеозоологический Ин-т преобразовать в Институт Эволюции Животных, в связи с чем Палеозоологический музей включить в состав вновь образованного Ин-та Эволюции Животных.

2/ Принципиально одобрить преобразование Лаборатории Экспериментальной Зоологии и Морфологии Животных в Ин-т Экспериментальной Зоологии с расширением его задач. Предложить БАС представить к ближайшему Заседанию Президиума конкретный план работы и структуру Института.

3/ На базе Лаборатории Биохимии и Физиологии Животных организовать Ин-т Биохимии. Предложить БАС представить к ближайшему Заседанию Президиума конкретный план работы и структуру Института.

4/ Преобразовать Лабораторию Биохимии и Физиологии Растений в Ин-т Физиологии Растений.

5/ Вопрос о преобразовании Ботанического Ин-та в Ин-т Систематики и Географии Растений и о преобразовании Зоологического Института в Ин-т Систематики и Географии Животных — отложить до проработки этого вопроса Ассоциацией совместно с директорами указанных Ин-тов.

6/ Физиологический Ин-т преобразовать в Ин-т Физиологии и Патологии Высшей Нервной Деятельности.

Непременный секретарь академик В.П. Волгин1.

Историческая ценность здания, в котором находится Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, с точки зрения развития биологической науки в нашей стране несомненна, но не только это делает его достойным внимания. Не менее важно и его культурное значение. Департамент культурного наследия города Москвы в 2014 г. внёс его в список выявленных объектов культурного наследия федерального значения2. Здание является ярким представителем архитектурного стиля 1930-х гг., который в тот период был наиболее востребован. Более того, наша страна тогда находилась в авангарде мировой архитектуры. Постройки советского периода в этом стиле входят во все учебники архитектуры мира. Стиль так и называется — авангард (конструктивизм).

Что же известно об этом здании? Характерный внешний вид (асимметрия фасадов, простые и чёткие пропорции, отсутствие украшений, большая площадь остекления) указывает на то, что строительство здания относится к периоду конца 1920-х — начала 1930-х гг. Однако ответить на вопросы об авторстве проекта, а также о его предназначении и точном времени постройки оказалось не так просто. Существует несколько версий.

Архитектор Галина Ивановна Кулешова в подробной обзорной статье о зданиях научных институтов в советской России «Дворцы науки на карте Москвы» (2008) приписывает авторство проекта здания архитекторам И.С. Николаеву и А.С. Фисенко, называя его единственным сохранившимся из комплекса зданий, построенных для Нефтяного института и Института торфяной промышленности (корпус по Большой Калужской, 75 — ныне Ленинский проспект, 33).

Профессор Московского архитектурного института (МАРХИ) Елена Овсянникова и искусствовед Николай Васильев, известные исследователи архитектуры авангарда и создатели проекта «Москонструкт» (совместного проекта Римского университета Ла Сапиенца (La Sapienza) и МАРХИ, посвящённого изучению, пропаганде и охране московского архитектурного авангарда), в книге «Архитектура Москвы периода НЭПа и первой пятилетки» (2014), в разделе о здании на Ленинском проспекте, 33 называют авторами проекта тех же архитекторов — И.С. Николаева и А.С. Фисенко, но полагают, что здание было построено не для Нефтяного, а для Текстильного института, а точное время постройки не указывают.

Помимо И.С. Николаева и А.С. Фисенко в связи со строительством этого здания в разных сетевых источниках упоминается также фамилия архитектора В.Д. Кокорина, по проекту которого было построено несколько зданий, в том числе и на Большой Калужской, для институтов нефтяной и торфяной промышленности.

И, наконец, архитектор Алексей Леонидович Баталов, проводивший государственную историко-культурную экспертизу этого объекта культурного наследия, отмечает в своём заключении, что здание это построено по проекту архитекторов В.Д. Кокорина и О.А. Вутке в 1931 г., и называет его «Институтом биохимии им. А.Н. Баха».

Таким образом, ни искусствоведы, ни архитекторы не едины во мнении ни об авторстве проекта, ни о датировке строительства, ни о принадлежности строившегося здания. Мы попробовали разобраться в этих вопросах и выяснить, когда и для каких целей было построено здание, в котором сейчас располагается Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, могли ли вышеперечисленные архитекторы быть авторами его проекта.

В самом начале 1930-х гг. на окраине Москвы, на месте современной площади Гагарина, стояли остатки зданий Калужской заставы, а дальше шли поля и пустыри. То, как выглядела часть Большой Калужской улицы в эти годы, можно увидеть на фотографиях Уильяма Осгуда Филда (William Osgood Field, 1904–1994), американского гляциолога, который интересовался географией России и русской культурой, приезжал вместе с женой Элис Витроу (Alice Withrow, 1909–1960), социологом, в СССР в 1929, 1931 и 1933 гг. Он оставил после себя много фотографий городских застроек, в том числе Москвы3.

 

Здание Государственного исследовательского нефтяного института (ГИНИ). 1931 г. (Фото Уильяма Осгуда Филда) Fig. 1. The building of the State Oil Research Institute (GINI). 1931 (Photo by William Osgood Field)
Рис. 1 Здание Государственного исследовательского нефтяного института (ГИНИ). 1931 г. (Фото Уильяма Осгуда Филда) 
The building of the State Oil Research Institute (GINI). 1931 (Photo by William Osgood Field)

 

На фотографиях Уильяма Филда 1931 г. можно видеть два здания в конструктивистском стиле — Государственный исследовательский нефтяной институт, ГИНИ (рис. 1), и следующий за ним по Большой Калужской улице Научноисследовательский текстильный институт, НИТИ (рис. 2). В последнем можно без труда узнать облик современного Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН. Оба здания образуют подобие архитектурного ансамбля и в эти годы уже эксплуатируются. К тому же они похожи по пропорциям и имеют схожие конструктивные элементы, например, конференц-залы (аудитории для собраний и лекций), выполненные в 1/4 окружности. Возможно, что именно это и внесло путаницу в публикации об этих зданиях.

 

Рис. 2. Здание, на фасаде которого надпись «НИТИ». 1931 г. (Фото Уильяма Осгуда Филда) Fig. 2. The building with the inscription “NITI” on the facade. 1931 (Photo by William Osgood Field)
Рис. 2. Здание, на фасаде которого надпись «НИТИ». 1931 г. (Фото Уильяма Осгуда Филда)
The building with the inscription “NITI” on the facade. 1931 (Photo by William Osgood Field)

 

Надо отметить, что, в отличие от здания Текстильного института, о строительстве здания ГИНИ, от которого сохранилось лишь несколько фрагментов в глубине двора (они принадлежат сейчас Институту общей и неорганической химии им. Н.С. Курнакова РАН), известно практически всё. В журнале «Строительство Москвы» № 10 за 1926 г. (Крупные постройки…, 1926) приведён проект сооружения Государственного НИИ нефти имени 26 расстрелянных комиссаров (архитекторы В.Д. Кокорин и О.А. Вутке) и сообщается о начале его строительства. Здесь же отмечено, что прилегающая территория (на которой впоследствии построили Текстильный институт) принадлежит ГИНИ и на ней планируется дальнейшее строительство комплекса зданий институтов топливной промышленности. В 1930 г. в журнале «Строительство Москвы» № 6 (Институт нефти — ГИНИ, 1930) архитектор И.С. Николаев описывает уже построенное здание и приводит его фотографии: оно соответствует проекту архитекторов В.Д. Кокорина и О.А. Вутке.

Строительство других зданий Нефтяного института продолжено не было, а на прилегающей к нему незастроенной территории возвели здание Текстильного института.

Текстильная промышленность в России 1920–1930-х гг. была на подъёме, для её развития были необходимы не только здания ткацких фабрик и комбинатов, но и соответствующие исследовательские и учебные институты. Для строительства комплекса зданий Текстильного института, в который должны были входить учебный (аудиторный) корпус (сейчас Российский государственный университет имени А.Н. Косыгина), производственные лаборатории шерсти и хлопка (в Малом Калужском переулке), будущее общежитие для студентов (впоследствии известный Дом-коммуна Текстильного института в 2-м Донском проезде, 9, 1929–1930 гг.) и другие, было выбрано место в конце Большой и Малой Калужских улиц и прилежащих переулков. Строились они в едином архитектурном стиле, который активно входил в это время в строительство. Некоторые из этих зданий сохранились до наших дней.

Известные проектировщики текстильных сооружений, архитекторы И.С. Николаев и А.С. Фисенко, которые являются авторами проектов многих из этих зданий, в тот период проектировали в Москве довольно много сооружений, в том числе здания и научных институтов. Тем не менее в опубликованных списках их работ для Текстильного института здание по Большой Калужской улице не указано. Проект этого здания мы не смогли найти и в архитектурных журналах того времени, до 1930 г. включительно. Зато в «Строительстве Москвы» № 9 за 1931 г. нами найдена заметка архитектора В.П. Калмыкова о здании НИТИ (Проектировщик должен знать…, 1931), в которой он критикует недостатки в конструкции здания Текстильного института на Большой Калужской, которое «уже некоторое время эксплуатируется». Главный из них — несоответствие расположения помещений здания требованиям текстильной промышленности. К сожалению, В.П. Калмыков не указывает авторство проекта этого здания. Перечисленные им ошибки в проектировании НИТИ свидетельствуют о незнании проектировщиком тонкостей текстильного производства, что ставит под сомнение авторство проекта архитекторов И.С. Николаева и А.С. Фисенко, которые были специалистами по проектированию зданий именно в этой отрасли.

Таким образом, приведённые факты свидетельствуют о том, что здание Текстильного института построено до 1931 г. Кто автор проекта и почему вместо запланированного комплекса зданий институтов топливной промышленности на его месте оказался текстильный — остаётся неясным.

Справочник «Вся Москва» за 1930 г. (Вся Москва…, 1930) подсказывает, что в зданиях по Б. Калужской, 71 и 71а находились нефтяной, торфяной и текстильный институты, а значит, здание НИТИ было построено не позже 1930 г. В том же 1930 г. в адресной книге по адресу Б. Калужская, 71 числятся две организации: ГИНИ и НИТИ (оба института относятся к научно-техническому управлению Высшего совета народного хозяйства СССР — НТУ ВСНХ СССР).

Кто же проектировал здание Текстильного института? Материалы Российского государственного архива экономики позволили немного продвинуться в решении вопроса о сроках постройки и авторстве проекта. В делах архива обнаружен запрос в НТУ ВСНХ СССР от 5 марта 1928 г.4, в котором дирекция НИТИ обращается в Стройбюро НТУ с просьбой о проектировании и постройке здания Текстильного института, а также об отведении для этого свободной площади ГИНИ. 15 июня 1928 г. Стройбюро издаёт приказ, в котором в НИТИ командируется бригада инженеров под руководством архитектора Иллариона Александровича Иванова-Шица для проектирования и постройки здания. То есть Текстильный институт действительно строится на участке, на котором изначально планировалось строительство зданий для институтов топливной промышленности (нефтяного и торфяного). В том же году Стройбюро НТУ реорганизуется, а для продолжения и окончания начатых работ по проектированию и строительству зданий института в НИТИ создаётся Проектное бюро, которое включает бывших сотрудников проектировочной части Стройбюро И.А. Иванова-Шица (зав. бюро), С.А. Власьева, М.В. Гакена, В.А. Зотова, Р.А. Шилова. В докладной записке5 об обследовании стройки НИТИ от 29 сентября 1929 г. высказывается озабоченность тем, что строительство в этом сезоне не закончится, а продлится на следующий год. Поскольку в 1930 г. институт уже занял здание, строительство его было закончено в конце 1929 г. или начале 1930 г.

Таким образом, здание на Большой Калужской, 75 (сейчас Ленинский проспект, 33) было спроектировано группой архитекторов Стройбюро НТУ для Научноисследовательского текстильного института (НИТИ) и построено в 1928–1930 гг. На фасаде его красовалась надпись «НИТИ».

Однако Текстильному институту не было суждено долго оставаться в этом здании. Через четыре года оно сменило хозяев.

В конце 1920-х — начале 1930-х гг. для координации научно-исследовательских работ в стране академические институты были объединены в ассоциации. Биологические институты в 1929–1932 гг. вошли в Биологическую группу в составе Отделения математических и естественных наук. В 1932–1934 гг. эта группа стала называться Биологической ассоциацией, а после перевода Академии наук из Ленинграда в Москву в 1934 г. — Группой биологии в составе того же Отделения. В 1937 г. в связи со структурной реорганизацией Отделения математических и естественных наук она была ликвидирована, а в 1938 г. на её базе было создано Отделение биологических наук АН СССР.

Среди переезжавших в 1934 г. институтов были и многие институты Биологической ассоциации. Переезд большого количества научных учреждений из одного города в другой, да ещё и в короткие сроки, не давал возможности оперативно построить для них новые помещения, и они были вынуждены въезжать в подходящие здания московских институтов, которые, в свою очередь, тоже переезжали в другие здания.

В 1934 г. Совнарком СССР принимает решение о передаче зданий ГИНИ и НИТИ Академии наук:

Поручить московским организациям и НКЛП проработать вопрос о переселении научно-исследовательского текстильного института (Б. Калужская) в другое помещение в г. Москве с передачей помещения Научно-исследовательского текстильного института Академии Наук6.

В отчёте З.М. Беленького, который занимался в ЦК ВКП(б) переселением Академии наук в Москву, говорится:

Посетил и осмотрел Текстильный институт Корпус, который выходит на Калужскую улицу, занят конторой, канцелярией, чертежными и лабораториями. Все это типичное институтское оборудование, которое может быть переведено куда угодно. Этот корпус ничем не отличается от всех прочих институтов, которые мы перевели в Ленинград, наоборот, в тех институтах было много оборудования, которое сосредотачивалось в отдельных зданиях .

Поэтому предлагаю: Здание института, выходящее на Калужскую улицу, передать Академии наук в месячный срок . Пустую территорию двора передать также Академии наук для оранжерей и пр. сооружений Биологической ассоциации7.

28 сентября 1934 г. выходит Постановление комиссии СНК СССР по размещению Академии наук:

1. Предложить Наркомлегпрому в 3-месячный срок полностью освободить и передать Академии наук для размещения Биологической Ассоциации корпус НИТИ, с тем, чтобы половину здания передать Академии наук немедленно.

2. Передачу первой половины здания НИТИ Академии наук осуществить в следующие сроки: во втором этаже передать к 1-му октября комнаты №№ 26, 29, 30, 32 .

Остальную часть освободить и передать Академии наук в 3-х месячный срок8.

Биологические институты расположились в освобождаемых Текстильным институтом помещениях:

Каждому институту предоставили половину этажа. На обширной территории за зданием Отделения биологических наук были построены вспомогательные небольшие помещения, в том числе и две просторные оранжереи, одна для Института физиологии растений, другая для Института генетики (Chailakhyan, 2012).

Размещение в Москве академических учреждений, выехавших из Ленинграда, шло не без трудностей. 27 сентября 1934 г. управляющий делами Академии наук СССР А.Я. Флаум обратился в Комиссию партийного контроля при ЦК ВКП(б), написав на имя Я.А. Чубина9 следующую записку:

Постановлением СНК Союза от 22/VIII-34 г. здание Текстильного Ин-та по Б. Калужской ул. № 75 передается Академии Наук, для размещения Биологической Ассоциации, состоящей из 8 лабораторий, руководимых восьмью академиками. Вслед за этим состоялось постановление Правительственной Комиссии по переводу Академии Наук с решением о срочном освобождении здания Текстильного Ин-та.

Ввиду некоторых возражений со стороны Наркомлегпрома состоялось специальное постановление ЦК Партии по этому вопросу.

Приступая к осуществлению постановления ЦК Партии, мы столкнулись с совершенно недопустимым отношением со стороны Директора Текстильного Института тов. МАСЛОВА, который в деле выполнения решения проявил совершенно недопустимый подход, всячески тормозя быстрое осуществление решения — тем самым создавая угрозу к своевременному выполнению постановления Партии и Правительства по переводу учреждений Академии Наук.

Настоящим вынужден просить Вас оказать содействие в этом деле, с указанием т. МАСЛОВУ на совершенно недопустимый образ действий его. Поведение т. МАСЛОВА в этом вопросе может быть освещено тов. МЕЛЬБАРТОМ /Зам. Председателя Моссовета/ и т. ПРУЖАНСКОЙ /Уч. Секретарь Биологической Ассоциации/10.

В результате к концу 1934 г. Биологическая ассоциация разместилась в отведённом ей здании. А уже в мае 1935 г. в конференц-зале этого здания на Б. Калужской, 75 проходила сессия Группы биологии Отделения математических и естественных наук АН СССР (рис. 3).

 

Рис. 3. Сессия Группы биологии Отделения математических и естественных наук АН СССР, май 1935 г. В Президиуме Н.И. Вавилов, В.Л. Комаров, на трибуне Д. Костов Fig. 3. Session of the Biology Group of the Branch of Mathematical and Natural Sciences of the USSR Academy of Sciences, May 1935. In the Presidium of N.I. Vavilov, V.L. Komarov, on the podium D. Kostov
Рис. 3. Сессия Группы биологии Отделения математических и естественных наук АН СССР, май 1935 г. В Президиуме Н.И. Вавилов, В.Л. Комаров, на трибуне Д. Костов
Fig. 3. Session of the Biology Group of the Branch of Mathematical and Natural Sciences of the USSR Academy of Sciences, May 1935. In the Presidium of N.I. Vavilov, V.L. Komarov, on the podium D. Kostov

 

Предполагалось, что после переезда в Москву практически все помещения, в которых были размещены академические учреждения, будут использоваться ими временно. Работы по постройке отдельного здания для институтов Биологической ассоциации планировалось развернуть уже в 1935 г., но новое здание для неё так и не было построено. Число сотрудников институтов при этом росло и места для полноценной работы стало не хватать. Рабочие места были устроены даже в коридорах (рис. 4).

 

Рис. 4. Коридор первого этажа в здании служил местом работы сотрудников. 1935 г.11 Fig. 4. The ground floor corridor in the building served as a workplace for employees. 1935
Рис. 4. Коридор первого этажа в здании служил местом работы сотрудников. 1935 г. 11
Fig. 4. The ground floor corridor in the building served as a workplace for employees. 1935

 

В итоге в 1935 г. было принято решение о достройке существующего здания, и в этом же году эти работы начались. До 1934 г. здание имело только один фронтальный корпус, с небольшими боковыми выступам, что хорошо видно на фотографиях 1931–1934 гг. и на планах Текстильного института из Архива РАН (рис. 5–7).

 

Рис. 5. Фронтальный корпус НИТИ, выходящий на Б. Калужскую улицу. 1934 г.12 Fig. 5. Frontal building of NITI, facing B. Kaluzhskaya street. 1934
Рис. 5. Фронтальный корпус НИТИ, выходящий на Б. Калужскую улицу. 1934 г. 12
Fig. 5. Frontal building of NITI, facing B. Kaluzhskaya street. 1934

 
Рис. 6. Тыльная сторона здания НИТИ. 1934 г.13 Fig. 6. The back side of the NITI building. 1934
Рис. 6. Тыльная сторона здания НИТИ. 1934 г. 13
Fig. 6. The back side of the NITI building. 1934

 
Рис. 7. Чертёж здания НИТИ. 1934 г.14 Fig. 7. Drawing of the NITI building. 1934
Рис. 7. Чертёж здания НИТИ. 1934 г. 14
Fig. 7. Drawing of the NITI building. 1934

 

 

В 1935 г. к основному корпусу здания было пристроено левое боковое крыло, в котором разместились лабораторные помещения и кабинеты сотрудников. Цокольный и первый этаж этого крыла, за исключением помещения столовой, были выделены Институту физиологии животных и человека (им руководил Л.А. Орбели) как ведущему в группе экспериментальных институтов. На втором этаже пристройки разместились Институт микробиологии и библиотека (рис. 8), а её третий этаж разделили Институт физиологии растений, Лаборатория экспериментальной зоологии академика И.И. Шмальгаузена и Лаборатория механики развития живых организмов (ЛАМЕЖ, руководитель профессор Ю.Ю. Шаксель15).

 

Рис. 8. Фотографии библиотеки и читального зала. 1934 г.16 Fig. 8. Photos of the library and the reading room. 1934
Рис. 8. Фотографии библиотеки и читального зала. 1934 г. 16
Fig. 8. Photos of the library and the reading room. 1934

 

В 1936 г. к зданию пристроили симметричное правое крыло. Институты Биогруппы в очередной раз перераспределились внутри вновь построенных и уже существовавших помещений. Весь первый и цокольный этажи занял Институт эволюционной морфологии. На первом же этаже основного здания было выделено помещение для библиотеки и читального зала — ближе к помещению для книгохранилища, которое располагалось в цокольном этаже основного корпуса. Второй этаж занял Институт микробиологии. Третий этаж предназначался Институту биохимии. Одна из комнат была выделена для Президиума Биологической группы АН СССР и общественных организаций.

Библиотека, расположенная в здании на Ленинском проспекте, 33, заслуживает отдельных слов. В 1934 г. из Ленинграда в Москву вместе с лабораториями и институтами переехали и их библиотеки: библиотека Лаборатории экспериментальной зоологии и морфологии животных, библиотеки институтов физиологии растений, генетики, микробиологии и палеозоологии. Позже к ним добавились библиотеки институтов биохимии и биофизики. Предполагалось, что объединение это временное, к тому же по отдельности фонды каждой библиотеки были малы. Поскольку разделения фондов не произошло, а литература продолжала накапливаться, фонды выросли, они были объединены в единый фонд ОБН РАН и в настоящее время являются ценнейшим собранием биологической литературы в Российской Федерации. Сейчас фонды библиотеки Отделения биологических наук насчитывают уже свыше полумиллиона библиотечных единиц. В библиотеке ОБН РАН собрана литература по общей биологии, зоологии, морфологии и физиологии животных, ботанике и физиологии растений, микробиологии, палеонтологии, генетике, биохимии и биофизике, по смежным дисциплинам: медицине, сельскому хозяйству, химии и физике, а также основная литература по философским вопросам. Библиотека располагает значительным количеством оттисков журнальных статей (свыше 80 тысяч экземпляров), среди них богатые собрания оттисков по физиологии растений, ботанике, общей биологии и зоологии. Библиотека с 1934 г. занимает цокольное помещение. Читальный зал, абонемент и часть книгохранилища размещены в коридоре первого этажа. В настоящее время библиотека имеет электронный каталог книг и журналов, который регулярно пополняется и имеет доступ через Интернет. Кроме этого, библиотека ведёт базу трудов сотрудников обслуживаемых институтов, которая содержит около 15 тысяч записей и тоже доступна через Интернет.

 

Рис. 9. Фото здания между 1934 и 1936 гг. С фасада снята надпись НИТИ. (Фото с сайта https://www.cca.qc.ca/en/search/details/collection/object/5148) Fig. 9. Photo of the building between 1934 and 1936. The inscription NITI was removed from the facade. (Photo from the site https://www.cca.qc.ca/en/search/details/collection/object/5148)
Рис. 9. Фото здания между 1934 и 1936 гг. С фасада снята надпись НИТИ. (Фото с сайта https://www.cca.qc.ca/en/search/details/collection/object/5148)
Fig. 9. Photo of the building between 1934 and 1936. The inscription NITI was removed from the facade. (Photo from the site https://www.cca.qc.ca/en/search/details/collection/object/5148)

 

Таким образом, историческая часть здания, которое является объектом культурного наследия, была построена в 1928–1930 гг. и достроена в 1935 и 1936 гг., надпись «НИТИ» исчезла с его фасада (рис. 9). На плане Москвы 1937 г. уже видно здание с боковыми корпусами, а его фотография (рис. 10) была опубликована Б.С. Матвеевым в «Вестнике АН СССР», № 11 за 1937 г. с подписью: «Здание институтов Биологической группы АН СССР».

 

Рис. 10. Фото из статьи Б.С. Матвеева в «Вестнике АН СССР», № 11 за 1937 г. с подписью: «Здание институтов Биологической группы АН СССР» Fig. 10. Photo from the article by B.S. Matveev in the “Herald of the Academy of Sciences of the USSR”, No. 11 for 1937 with the caption: “The building of the institutes of the Biological Group of the Academy of Sciences of the USSR”
Рис. 10. Фото из статьи Б.С. Матвеева в «Вестнике АН СССР», № 11 за 1937 г. с подписью: «Здание институтов Биологической группы АН СССР»
Fig. 10. Photo from the article by B.S. Matveev in the “Herald of the Academy of Sciences of the USSR”, No. 11 for 1937 with the caption: “The building of the institutes of the Biological Group of the Academy of Sciences of the USSR”

 

А что же сейчас? В здании, строившемся когда-то на Большой Калужской улице (а ныне Ленинский проспект, 33) для Текстильного института, вот уже 85 лет продолжают работать лаборатории нескольких академических биологических институтов. Прежде всего, это Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН, на балансе которого находится этот памятник архитектуры и истории биологической науки. А кроме него — отдельные лаборатории Института биохимии им. А.Н. Баха РАН (основное здание для этого Института, в которое он переехал почти полностью, в 1962 г. было построено во дворе по адресу Ленинский проспект, 33, стр. 2), Института биологии развития им. Н.К. Кольцова РАН (в 1962 г. он тоже переехал в собственное здание по адресу ул. Вавилова, д. 26), Палеонтологического института им. А.А. Борисяка РАН (в Ясенево предполагалось построить для него комплекс зданий, но в 1987 г. было построено только здание Палеонтологического музея им. Ю.А. Орлова, и ПИН РАН в него частично переехал). Несколько помещений занимают появившиеся значительно позже в здании на Ленинском, 33 Лаборатория функциональной биохимии нервной системы Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН и Лаборатория обработки сенсорной информации Института проблем передачи информации им. А.А. Харкевича РАН. Некоторые институты полностью покинули эти стены и обрели новые адреса — Институт общей генетики им. Н.И. Вавилова РАН, Институт физиологии растений им. К.А. Тимирязева РАН, Институт микробиологии им. С.Н. Виноградского РАН. Институт паразитологии, частично располагавшийся в этом здании, в 2006 г. вошёл в состав Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН и стал его филиалом — Центром паразитологии ИПЭЭ РАН.

Судьба неброского конструктивистского здания тесно связана с историей развития биологических наук в нашей стране. Оно, несомненно, занимает достойное место в списках объектов культурного наследия и подлежит государственной охране.

В работе над материалом статьи большую помощь оказали консультации историка, специалиста по архитектуре авангарда Н. Васильева и знатока истории Москвы и архитектуры советского периода А. Рогачёва, которым авторы выражают свою благодарность. Благодарим также доцента МАРХИ, историка архитектуры А. Броновицкую за возможность работы с архивом архитектурных журналов.

Сноски

1 Архив Российской академии наук (далее — АРАН). Ф. 2. Оп. 6а. 1934. Д. 2. Л. 106, 108.

2 Распоряжение Департамента культурного наследия гор. Москвы № 1040 от 28.11.2014.

3 Цифровая коллекция Images of Russia and Caucasus Region 1929–1933 [Электронный ресурс]. URL: http://collections.lib.uwm.edu/cdm/landingpage/collection/georgia.

4 Российский государственный архив экономики (далее — РГАЭ). Ф. 3429. Оп. 7. Дела постоянного хранения. 3429 7 3307. Материалы по проектированию Центрального научно-исследовательского института текстильной промышленности (НИТИ) НТУ в Москве (план, докладная записка, переписка и др.). 15 марта — 16 июня 1928.

5 РГАЭ. Ф. 3429. Оп. 7. Дела постоянного хранения. 3429 7 3308. Материалы по проектированию, организации и обследовании строительства НИТИ НТУ (выписки из протоколов, докладные записки, акты, переписка и др.). 07 июля 1928 — 19 сентября 1929.

6 Российский государственный архив социально-политической истории (далее — РГАСПИ). Ф. 17. Оп. 3. Д. 947. Л. 8. О размещении в г. Москве учреждений Академии Наук СССР и ВИЭМ. 13 июня 1934 г. Протокол № 9, п. 29/19.

7 АРАН. Ф. 4. Оп. 1. 1934. Д. 26.

8 АРАН. Ф. 4. Оп. 1. 1934. Д. 24.

9 Яков Абрамович Чубин (1893–1956) — партийный деятель, в 1934–1939 гг. член Комиссии партийного контроля при ЦК ВКП(б) — высшего контрольного органа Коммунистической партии Советского Союза в 1920–1934 гг. и в 1990–1991 гг.

10 АРАН. Ф. 4. Оп. 1. 1934. Д. 26. Л. 4.

11 АРАН. Ф. 467. Оп. 2. 1935. Д. 53. Л. 4, 5.

12 АРАН. Ф. 280. Оп. 3. 1934. Д. 49. Л. 111.

13 АРАН. Ф. 280. Оп. 3. 1934. Д. 49. Л. 113.

14 АРАН. Ф. 280. Оп. 3. 1934. Д. 49. Л. 104.

15 Юлий Юльевич Шаксель (1887–1943) — немецкий зоолог, специалист по эмбриологии, ученик Э. Геккеля, профессор Йенского университета. В 1933 г. после прихода нацистов к власти эмигрировал в СССР. Создатель ЛАМЕЖ, переставшей существовать в 1938 г. как самостоятельное подразделение после его ареста. В 1939 г. по недоказанности обвинения освобождён. К научной работе не вернулся (АРАН. Ф. 280. Оп. 1. 1936. Д. 3).

16 АРАН. Ф. 280. Оп. 3. 1934. Д. 49. Л. 117–119.

Литература

Архитектура Москвы периода НЭПа и Первой пятилетки. Путеводитель. М.: ABCdesign, 2014. 328 с.

Вся Москва. Адресная и справочная книга на 1930 год с приложением нового плана Москвы: 6-й год издания. М., 1930. 616 с.

Институт нефти — ГИНИ // Строительство Москвы. 1930. № 6. С. 32–33.

Крупные постройки текущего сезона // Строительство Москвы. 1926. № 10. С. 22–24.

Кулешова Г.И. Дворцы науки на карте Москвы // Вестник Российской Академии наук. 2008. Т. 78. Ч. 2. С. 138–152.

Переезд Академии наук в Москву // Москва научная. М.: Янус-К, 1997. С. 452–467.

Проектировщик должен знать специфику строящегося здания // Строительство Москвы. 1931. № 9. С. 9–10.

Chailakhyan M. Life and Florigen discovery / Ed. by V. Kefeli, G. Romanov, M. Chailakhyan, A. Baziyan. Pittsburg: Uni-Press, 2012.

 

Контакты

Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова Российской академии наук,

Москва, Россия; rozhnov.v@gmail.comsvetlana.naydencko@yandex.ru