Перейти к основному содержанию

Алексей Алексеевич Борисяк родился 3 сентября 1872 г. в семье межевого инженера в г. Ромны. Он был внуком профессора Харьковского университета Н. Д. Борисяка, одного из первых исследователей геологии Донецкого каменноугольного бассейна, а по материнской линии – внуком одного из героев Севастопольской кампании 1855-1856 гг.– полковника Ползикова. Семья, в которой рос А. А. Борисяк, славилась своей культурностью; его мать, пианистка, приложила все усилия к тому, чтобы дать Алексею Алексеевичу и его двум младшим братьям отличное образование, в частности музыкальное, хорошее знание иностранных языков и художественной литературы.

В связи с особенностями службы отца, работавшего на усиленно строившихся в то время в России железных дорогах, детство А. А. Борисяка прошло в переездах (Ромны, Сумы, Кременчуг, Петербург, Кобрин, Брест-Литовск, Самара). Закончив с золотой медалью Самарскую гимназию, А. А. Борисяк значительно пополнил свое образование серьезным чтением художественной литературы и литературы по общественно-политическим вопросам в семье Хардиных – родителей его будущей жены. Здесь А. А. Борисяк неоднократно встречался с В. И. Лениным, жившим в то время в Самаре.

Осенью 1891 г. А. А. Борисяк поступил на физико-математический факультет Петербургского университета по разряду естественных наук. Здесь он был увлечен лекциями выдающегося анатома П. Ф. Лесгафта, стремившегося связать форму частей скелета с их функцией. Одновременно, по собственному признанию А. А. Борисяка, его тянуло к истории.

К концу первого учебного года, по настоянию отца, А. А. Борисяк перешел в Горный институт, который кончил в 1896 г. с золотой медалью и занесением на мраморную доску.

Направление интересов А. А. Борисяка в Горном институте определяли, по его воспоминаниям, лекции академика А. П. Карпинского. Кроме этого выдающегося геолога и палеонтолога в числе учителей А. А. Борисяка были академик Ф. Н. Чернышев и проф. С. Н. Никитин; последний был непосредственным руководителем А. А. Борисяка в начале его научной деятельности.

Стремясь пополнить свое биологическое образование, А. А. Борисяк прослушал в Петербургском университете курс зоологии и позднее работал на Севастопольской биологической станции. По окончании Горного института А. А. Борисяк поступил в качестве ассистента в Геологический комитет, и с этого времени началась его большая научная, организационно-научная и преподавательская деятельность. Около 20 лет он читал лекции в Горном институте. В 1923 г. А. А. Борисяк был избран членом-корреспондентом, а в январе 1929 г. – действительным членом Академии наук. С 1930 г. он стал директором и идейным руководителем Палеозоологического (Палеонтологического) института, который был создан по его инициативе и которым он руководил до самой кончины.

Алексей Алексеевич Борисяк скончался 25 февраля 1944 г.

Исследовательскую деятельность А. А. Борисяк начал в качестве геолога-стратиграфа в Донбассе. Результатом трехлетней работы в Донбассе были ряд статей и капитальная работа по геологическому строению северо-западной части Донбасса. В ней была подробно описана фауна беспозвоночных, населявших здесь юрское море, и восстановлены физико-географические условия Донбасса, начиная с мезозоя. На этой основе было дано объяснение происхождения осадков, слагающих ныне Донецкий кряж. Это была одна из первых работ подобного рода в отечественной литературе.

Тяжелая болезнь вынудила А. А. Борисяка перенести работу в Крым, а с 1912 г. совсем отказаться от личного участия в полевых работах. Однако еще в течение ряда лет А. А. Борисяк принимал деятельное участие в работах по изучению геологии Крыма, одним из лучших знатоков которой он стал. Им были составлены стратиграфические разрезы для всего южного и частично северного берегов Крыма, дана отчетливая картина строения Таврических гор. А. А. Борисяком было установлено, что в формировании этих гор, как и всего южного берега Крыма, а также в поднятии всего полуострова вообще имели основное значение сбросы и сдвиги. Позднейшие исследования, принесшие обильный новый фактический материал, подтвердили схему А. А. Борисяка.

А. А. Борисяк впервые установил сильное развитие оползней и обвалов на южном берегу Крыма и выяснил их основные типы. Эти оползни и обвалы, важные не только в геологической истории, но и в экономической жизни Крыма, лишь после исследований А. А. Борисяка получили должную оценку.

В 1928 г. под редакцией А. А. Борисяка была издана десятиверстная геологическая карта Крыма, составленная им ранее совместно с академиком Н. И. Андрусовым и К. К. Фохтом.

Для геологических работ А. А. Борисяка характерно неизменное внимание к теоретическим вопросам, в особенности к вопросам тектоники и палеогеографии. В своих воззрениях на историю Земли А. А. Борисяк придерживался теории геосинклиналей (длительное образование гигантских складок-прогибов земной коры с их заполнением морскими осадками и в ряде случаев последующим поднятием с развитием горных хребтов). Он существенно дополнил и развил теорию геосинклиналей, рассматривая историю Земли как закономерный процесс развития физико-географических элементов. А. А. Борисяк дал генетическое толкование геосинклиналей и пришел к стройной концепции истории формирования земной коры. Эта концепция легла в основу его неоднократно переиздававшегося «Курса исторической геологии», по которому учились многие поколения советских геологов. Лекции А. А. Борисяка по исторической геологии привлекали в его аудиторию не только студентов, но и уже сложившихся геологов, известных ученых. На той же теоретической основе А. А. Борисяк написал в 1923 г. первый по времени, сжатый, но богатый по содержанию геологический очерк Сибири.

Историю Земли А. А. Борисяк рассматривал в неразрывной связи с историей развития органической жизни на Земле. Такой широкий комплексный подход к проблеме оказался возможным для него потому, что он был не только геологом, но и крупнейшим палеонтологом-биологом. Последователь и идейный преемник В. О. Ковалевского, А. А. Борисяк клал в основу своих палеонтологических работ идеи эволюционного учения Дарвина.

А. А. Борисяку принадлежит ряд крупных работ по ископаемым пластинчатожаберным и головоногим моллюскам (главным образом из юрских отложений Донбасса). Биологическая основа этих работ была настолько глубоко и широко разработана А. А. Борисяком, что их итогом явилось несколько самостоятельных зоологических работ, в том числе обстоятельная монография «Введение в изучение ископаемых пелеципод (пластинчатожаберных)». В качестве необходимых звеньев к познанию ископаемых животных А. А. Борисяк осуществил ряд работ по фауне современных пластинчатожаберных моллюсков. Выдающееся значение имели работы А. А. Борисяка в области палеозоологии позвоночных (млекопитающих). На них основаны в значительной мере успехи мировой палеонтологии позвоночных за последние десятилетия.

К изучению ископаемых позвоночных А. А. Борисяк вплотную приступил с 1908 г., когда в сарматских отложениях близ Севастополя была обнаружена фауна млекопитающих, так называемая гиппарионовая фауна. В состав фауны входили: новая разновидность гиппариона (трехпалая лошадь), новые виды носорогов, жирафов, хищников и др. Тщательное сравнительное изучение обнаружило, что они древнее гиппарионовой фауны других местонахождений.

До А. А. Борисяка на территории СССР были известны главным образом млекопитающие четвертичного периода, а также верхнетретичные (мэтис-понт) из нескольких местонахождений района Одессы и Бессарабии. Совершенно не было данных о более древних млекопитающих не только для СССР, но и для всей Азии. А. А. Борисяку принадлежат установление и описание нескольких более древних фаун ископаемых млекопитающих, новых для СССР и для континентальных третичных отложений Азии.

А. А. Борисяк подробно изучил и описал некоторых наиболее интересных представителей этого вновь открытого мира животных, среди которых были разнообразные носороги, в том числе гигантский «индрикотерий» (индрикотерий назван по имени сказочного «индрика» – зверя древнерусских легенд, самое крупное из наземных млекопитающих), хоботные, тапирообразные, трехпалые лошади и другие копытные и т. д. Эти работы дали совершенно новое освещение истории развития наземной жизни на обширном европейско-азиатском материке в третичном периоде – в эпоху расцвета («века») млекопитающих, указали центры эволюции и пути расселения многих групп животных и определили направление исследований крупнейших заграничных научных организаций и ученых, в частности, знаменитых центрально-азиатских палеонтологических экспедиций Нью-Йоркского естественноисторического музея.

Эти работы по ископаемым млекопитающим доставили А. А. Борисяку славу одного из крупнейших палеонтологов нашего времени.

В своих палеонтологических работах по ископаемым позвоночным и в написанных незадолго до своей смерти статьях общего характера А. А. Борисяк стремился идти от организма к среде обитания и полноценное биологическое понимание ископаемых органических остатков считал обязательной основой всех стратиграфических выводов.

А. А. Борисяк не ограничивался рамками своей собственной блестяще развернувшейся научной работы. Он стремился к серьезной постановке палеонтологии и широкому и планомерному изучению ископаемых позвоночных в СССР. Специальные палеонтологические экспедиции Академии наук, организованные по инициативе А. А. Борисяка, обнаружили в «немых», лишенных органических остатков континентальных отложениях Казахстана и Западной Сибири новые «горизонты жизни», по-новому освещающие историю развития наземной жизни не только Азии, но и других материков. Экспедиции охватили и Европейскую часть СССР. А. А. Борисяк на основе обширных материалов, добытых экспедициями, впервые установил для СССР и Азии олигоценовую, нижнемиоценовую, среднемиоценовую и сарматскую фауны млекопитающих.

При всесторонней поддержке А. А. Борисяка проводилась работа по сбору и изучению ископаемых пресмыкающихся, земноводных и рыб из палеозойских и мезозойских отложений. Благодаря работам Палеонтологического института, возглавлявшегося А. А. Борисяком, ныне вместо одной континентальной фауны пресмыкающихся и земноводных, найденной

В. П. Амалицким на Северной Двине, известно несколько фаун. Изучение их позволило сделать важные научные выводы: стратиграфическое расчленение континентальных отложений в перми и триасе, сопоставление с однородными фаунами и формациями Африки и других стран, выяснение соения черепа, зубов и скелета древнейших наземных позвоночных и палеозойских рыб.

Материалы длинной серии экспедиций и научных работ, неразрывно связаны с именем А. А. Борисяка, прекрасно дополняющие собрания В. П. Амалицкого, вместе с последними составляют основу научных богатств Палеонтологического музея Академии наук.

Более 15 лет А. А. Борисяк посвятил приложению палеонтологии к определению возраста слоев земной коры, более 15 лет он возглавлял Палеонтологическую секцию Геологического комитета. Он ввел в практику распределение сборов ископаемых среди многих специалистов, создав коллектив палеонтологов около 100 человек. Это устранило многие несовершенства в обработке добываемых научных материалов (связанных с изучением одним и тем же палеонтологом всех ископаемых животных и растений из данного пласта) и привело к быстрой и более совершенной обработке сборов.

Необходимость развития палеонтологии как самостоятельной теоретической научной дисциплины, задачи которой определяются необходимостью всестороннего и углубленного изучения ископаемых организмов как биологических объектов, привела А. А. Борисяка к созданию в 1930 г. Палеозоологического (Палеонтологического) института в системе Отделения биологических наук Академии наук СССР. Задачей нового Института было изучение эволюции различных групп ископаемых организмов и ее закономерностей на основе детального знания строения, возрастных изменений, связи между индивидуальным развитием и историческим, изучения среды обитания и образа жизни ископаемых организмов и т. д. Организация Палеонтологического института обеспечила выполнение такого рода работ по разнообразным беспозвоночным и позвоночным, содействовала постановке крупных раскопочных работ в наиболее интересных местонахождениях ископаемых позвоночных, обнаружению огромного числа неизвестных ранее ископаемых организмов, новых фаун насекомых, позвоночных и др.

Превосходный педагог и популяризатор, А. А. Борисяк написал множество образцовых научно-популярных статей, прекрасный биографический очерк о нашем знаменитом соотечественнике палеонтологе-эволюционисте В. О. Ковалевском и курс палеонтологии.

Тяжелая болезнь, мучительно осложнившая всю жизнь замечательного ученого, не сломила его воли и не погасила всепоглощающей страсти к научному творчеству во всех его проявлениях.

Несмотря на свое слабое здоровье, А. А. Борисяк всегда очень много времени и сил уделял организационной работе. Декан Горного института, заведующий Палеонтологической секцией Геологического комитета, директор Геологического музея и Палеонтологического института, член Президиума Академии наук, редактор ряда крупных изданий и т.д.– это лишь часть обязанностей А. А. Борисяка.

То, что сделано А. А. Борисяком по геологии, палеонтологии в области научно-организационной и в деле подготовки кадров, смело могло бы быть итогом работы нескольких ученых. Между тем все это было выполнено всего-навсего одним, притом всю жизнь тяжело больным человеком. Силу и бодрость духа А. А. Борисяк черпал в глубоком убеждении общественной полезности своей работы. Его девизом было: «раз я умею – я должен помочь».

раз в три года за выдающиеся научные работы в области эволюционной палеонтологии. 26 февраля 2008 г. имя А.А. Борисяка присвоено Палеонтологическому институту РАН. В честь А.А. Борисяка назван также остров около южного берега о. Мак-Клинтока на Земле Франца-Иосифа и более десятка ископаемых животных и растений.